Право и закон » Ответственность за террористический акт по уголовному законодательству России

Ответственность за террористический акт по уголовному законодательству России

Разработка понятия преступлений террористической направленности, терроризма – одна из самых сложных проблем мировой науки и практики борьбы с преступностью. По подсчетам разных авторов существует от 100 до 200 понятий терроризма, ни одно из которых не признано классическим. Такое положение обусловлено как сложностью самого явления, каковое представляет собой терроризм и преступления террористической направленности, так и факторами субъективного характера, существующими на международном и внутригосударственном уровне. Однако это не означает, что все попытки создать общее понятие терроризма и преступлений террористической направленности обречены на неудачу. Напротив, возможности выработки дефиниции терроризма увеличиваются, и это подтверждается опытом принятия на международном уровне определений таких не менее сложных понятий как геноцид и агрессия.

Терроризм и преступления террористической направленности как явление рассматривается современной наукой в трех аспектах:

1) как преступное деяние,

2) как террористические группы (организации),

3) как террористические доктрины.

Но, все же определяющим в данной триаде следует признать понятие террористического акта как преступного деяния, ибо от того, что мы будем понимать под террористической акте в смысле деяния будет зависеть и то какие группы и какие доктрины признавать террористическими.

«Терроризм, – отмечает А.В. Змеевский и В.Е. Тарабин, – явление весьма сложное, динамичное и многоплановое. Помимо правовых, он затрагивает целый ряд других проблем – психологические, исторические, технологические и т.д. Не случайно мировому сообществу так и не удалось выработать общеприемлемое юридическое определение терроризма, хотя сущностное наполнение этого феномена для всех понятно. Здесь присутствует и противозаконное насилие, как правило с применением оружия, и стремление запугать широкие слои населения, и невинные жертвы, а применительно к террористическим актам, выходящим за рамки государственных границ, – международный элемент».

Необходимость разработки общего понятия терроризма не в последнюю очередь обусловлено тем, что не только в международных документах, но и в национальных правовых системах существуют различные подходы к его определению. Так, в Федеральном законе «О противодействии терроризму» определение терроризма представляет собой некий симбиоз из перечисления альтернативных признаков и причисления сюда же еще конкретных деяний, предусмотренных статьями УК РФ В настоящем Федеральном законе используются следующие основные понятия: 1) терроризм – идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий; 2) террористическая деятельность – деятельность, включающая в себя: а) организацию, планирование, подготовку, финансирование и реализацию террористического акта; б) подстрекательство к террористическому акту; в) организацию незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), организованной группы для реализации террористического акта, а равно участие в такой структуре; г) вербовку, вооружение, обучение и использование террористов; д) информационное или иное пособничество в планировании, подготовке или реализации террористического акта; е) пропаганду идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности; 3) террористический акт – совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях; 4) противодействие терроризму – деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления по: а) предупреждению терроризма, в том числе по выявлению и последующему устранению причин и условий, способствующих совершению террористических актов (профилактика терроризма); б) выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию и расследованию террористического акта (борьба с терроризмом); в) минимизации и (или) ликвидации последствий проявлений терроризма; Анализ той части определения, которая состоит из общих признаков, показывает, что здесь под терроризм подпадает любое без исключения насильственное преступление. Непонятно, для чего в данном определении нужно было перечислять какие-то конкретные деяния, если они и так полностью охватываются той частью определения, которая, состоит из общих признаков. Думается, что такого рода тезис не только не вносит ни какой ясности в данное определение, но и порождает дополнительные терминологические сложности. К примеру, что следует понимать под «террористическими целями»? В законе на это ответа не дается. Как видно, определение таких понятий как «терроризм», «проявления терроризма», «преступления террористического характера» посредством перечисления конкретных составов преступлений или отдельных альтернативных признаков обречено на то, что терроризм вообще становится всеобъемлющим понятием что вряд ли допустимо. Терроризм действительно сложное и многомерное явление, и терроризирование как средство достижения цели может проявить себя в различных деяниях, но эти определения не учитывают одной существенной детали: тот факт, что практически все насильственные преступления, и даже ряд ненасильственных преступлений, при определенных обстоятельствах, в каком-то конкретном случае могут обрести свойство терроризирования, вовсе не означает, что все деяния того или иного рода, подпадающие под признаки того или иного состава, на этом основании нужно безоговорочно и без разбора относить к террористическим. Как совершенно точно подчеркивают Г.М. Миньковский и В.П. Ревин, «необходимо… разграничить случаи, когда захват заложников, наемничество и тому подобные преступления являются самостоятельными, а в каких случаях – способом террористических действий».

Стать преступлениями террористического характера деяния могут всякий раз, если они являются для виновного не самоцелью, а средством достижения другой цели, не находящиеся в прямой и непосредственной связи с этими деяниями, когда они служат рычагом воздействия, запугивания и понуждения путем их совершения к принятию какого-либо решения либо воздержанию от него. Так, например, признаки терроризирования могут обретать: похищение имущества или документов в целях использования этого обстоятельства в качестве средства воздействия на потерпевшего или его близких в целях склонения его к принятию какого-либо решения; организация разбойных нападений, поджогов и других насильственных действий в целях понуждения потерпевшего пойти на какое-то соглашение с виновным; оставление человека без помощи в целях склонения заинтересованных лиц к выгодному для виновного поведению.

Но это вовсе не означает, что теперь нужно относить к преступлениям с признаками терроризирования любые похищения имущества или документов, разбойные нападения, поджоги, половые преступления, неоказание помощи человеку и т.д. Таковыми они станут лишь тогда, когда будут соответствовать совокупности вышеперечисленных признаков терроризма, террористического акта, преступлений с признаками терроризирования. Причем деяния, подпадающие под одни и те же составы преступлений, могут находиться на совершенно различных уровнях терроризирования либо вообще не быть таковыми. К примеру, посягательство на жизнь представителя власти общеопасным способом в общественном месте, сопряженное с предварительными и (или) последующими публично предъявляемыми требованиями к тому органу, который он представляет, есть терроризм; убийство представителя власти не общеопасным способом, сопряженное с предварительными и (или) последующими публично предъявляемыми требованиями к тому органу, который он представляет, есть террористический акт, не совпадающий по содержанию с актом терроризма; публичная угроза посягательством на жизнь в адрес представителя или представителей власти, сопряженная с предварительными и (или) последующими публично предъявляемыми требованиями к тому органу, который они представляют, есть угроза террористическим актом; насилие в отношении представителя власти, сопряженное с конфиденциально высказанными требованиями к нему об использовании служебных полномочий в интересах виновных или конфиденциально высказанная угроза, сопряженная с требованиями непосредственно к этому представителю власти, есть преступление с признаками терроризирования; убийство представителя власти из мести за его деятельность без предъявления на этом фоне каких-либо требований кому-то и без стремления к огласке в назидание кому-то, а равно убийство представителя власти с целью прекратить его деятельность и продолжить на его посту деятельность своего родственника – вообще не имеют никаких признаков терроризирования.

В Указе Президента РФ от 2 августа 2006 года №832с «О мерах борьбы с терроризмом на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации» не различаются такие категории как «терроризм» и «террористические акции».

В Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 года №1300 (в ред. Указа Президента РФ от 10 января 2000 г. №24) – «терроризм» и «террористическая деятельность», а в ст. 10 ФЗ «Об органах федеральной службы безопасности» от 3 апреля 1995 г. №40/ФЗ, говорится, что органы ФСБ осуществляют оперативно-розыскные мероприятия по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию террористической деятельности, тогда как п. «д» ст. 12 того же Закона обязывает органы ФСБ выявлять, предупреждать и пресекать акты терроризма

В этой связи важно определить сущностные характеристики собственно терроризма, структурные элементы как преступного деяния и на этой основе попытаться сформировать его общие понятия.

Анализ научной литературы международных документов и уголовного законодательства ряда стран показывает, что терроризму как деянию свойственны следующие четыре отличительных признака.

В первую очередь отличительной чертой терроризма является то, что он порождает общую опасность, возникающую в результате совершения общеопасных действий либо угрозы таковыми. Опасность при этом должна быть реальной и угрожать неопределенному кругу лиц. Это же усматривается из диспозиции ст. 205 УК РФ, предусматривающей ответственность за террористический акт и относящей к нему деяние, объективно выразившееся в совершении или угрозе совершения взрывов, поджогов и иных общественно опасных действий, реально могущих нанести вред неопределенному количеству лиц либо причинить иные тяжкие последствия.

Следующая отличительная черта террористического акта – это публичный характер его исполнения. Как подметила в ходе дискуссии по проблемам терроризма С.Г. Келина, «эти действия всегда совершаются в целях саморекламы с намерениями вызвать шок, страх и населения, и властей».

Основная ставка террористов делается на прессу, которая в погоне за сенсацией и прибылью распространяет сообщения обо всех деталях террористического акта, делает общим достоянием лозунги, документы, воззвания террористов. Роль прессы для террористов настолько велика, что без нее, по мнению ряда исследователей, он быстро сошел бы со сцены и умер бы в забытье.

Другие преступления обычно совершаются без претензии на огласку, а при информировании лишь тех лиц, в действиях которых имеется заинтересованность у виновных. Террористический акт же без широкой огласки, без открытого предъявления требований не существует.

Наряду с порождением общей опасности и публичным характером действий следующим отличительным и самым важным признаком терроризма является преднамеренное создание обстановки страха, подавленности, напряженности. «Совершенно разные цели могут преследоваться при нападении на государственных и политических деятелей, сотрудников правоохранительных органов и «рядовых граждан», при уничтожении и повреждении заводов, фабрик, предприятий связи, транспорта и других аналогичных действиях, но о терроризме можно говорить лишь тогда, когда смыслом поступка является устрашение, наведение ужаса. Это основная черта террористического акта, его специфика, позволяющая отделить его от смежных и очень похожих на него преступлений». Причем создается эта обстановка страха не на индивидуальном или узкогрупповом уровне, а на уровне социальном и представляет собой объективно сложившийся социально-психологический фактор, воздействующий на других лиц и вынуждающий их к каким-либо действиям в интересах террористов или принятию их условий. Игнорирование указанных обстоятельств приводит к тому, что к терроризму порой относят любые действия породившие страх и беспокойство в социальной среде. Однако террористический акт тем и отличается от других порождающих страх преступлений, что здесь страх возникает не сам по себе в результате получивших общественный резонанс деяний и создается виновными не ради самого страха, а ради других целей, и служит своеобразным объективным рычагом воздействия, причем воздействия целенаправленного, при котором создание обстановки страха выступает не в качестве цели, а в качестве средства достижения цели. Признавая, что неотъемлемым компонентом террористического акта, отмечаемым практически всеми его исследователями, является наличие элемента запугивания, стремление создать социальную и психологическую атмосферу страха, устрашения-либо правительства, либо представителей тех или иных социальных слоев, групп, партий либо масс в целом, – Т.С. Бояр-Созонович справедливо при этом отмечает, что «некоторые западные авторы относят эту функцию терроризма в разряд целей, однако, если рассматривать ее как цель, то исключительно как опосредованную, промежуточную, ибо запугивание служит средством достижения гораздо более далеко идущих целей». Таким образом, создание обстановки страха, есть выражение террористического акта, проявление его сути, а не конечная цель. Напротив, благодаря созданной обстановке страха, террористы стремятся к достижению своих целей, причем не за счет собственных действий, а благодаря действиям других лиц, на кого призвано оказать воздействие устрашение, поэтому в отличие от других преступлений здесь наличествует страх другого рода, это страх не «парализующий», а скорее «мобилизующий» на выбор варианта поведения, устраивающего виновных.

И еще одной отличительной чертой террористического акта является то, что при его совершении общеопасное насилие применяется в отношении одних лиц или имущества, а психологическое воздействие в целях склонения к определенному поведению оказывается на других лиц, то есть насилие здесь влияет на принятие решения потерпевшим не непосредственно, а опосредованного – через выработку (хотя и вынужденно) волевого решения самим потерпевшим лицом (физическим или юридическим или группой лиц) вследствие созданной обстановки страха и выраженных на этом фоне стремлений террористов. Именно для достижения того результата, которые террористы стремятся получить за счет действий этих лиц, и направляется их деятельность на создание обстановки страха путем совершения или угрозы совершения общеопасных действий, могущих привести к невинным жертвам и иным тяжким последствиям.

Таким образом, представляется возможным предложить следующее обобщающее определение собственно терроризма, как явления выраженного в деянии: террористический акт – это публично совершаемые общеопасные действия, направленные на устрашение населения, или какой-то его части или угрозы таковыми, в целях прямого или косвенного воздействия на принятие какого-либо решения или отказ от него в интересах террористов.

Предложенное определение, данное В.П. Емельяновым, включает все четыре вышерассмотренных признаков террористического акта в их органическом единстве и, думается, что отсутствие хотя бы одного из них в характеристике того или иного деяния будет свидетельствовать об отсутствии терроризма как такового в смысле этого понятия, хотя бы это деяние по многим показателям и было сходно с терроризмом.

В.В. Устинов, в опубликованной статье под названием «Особенности социально-правовой характеристики преступлений террористического характера и проблемы их квалификации», предлагает следующий вариант формулировки понятия терроризма: «Терроризм, то есть совершение или угроза совершения взрыва, поджога или иных общеопасных деяний, могущих повлечь гибель людей или иные тяжкие последствия и направленных на устрашение населения в целях понуждения государства, международной организации, физического или юридического лица или группы лиц к совершению либо отказу от совершения какого-либо действия». При этом, с учетом изменения действующего законодательства, целесообразно внести в вышеуказанное определение вместо слова «терроризм» – «террористический акт».

Как социально-политическое явление терроризм (в том числе и международный) – одна из форм насильственной политической борьбы, которая нарушает основные принципы и нормы международного права и международной морали по средствам совершения преступлений террористической направленности. По совокупности организационно-тактических характеристик террористический акт – это насилие, носящее системный, наступательный и массовый характер, использующий тактику непредсказуемых атак с целью нагнетания страха, и отличающийся бивалентностью объекта воздействия, различными способами действий.

В силу присущего международному терроризму характера повышенной общественной опасности террористические акты причисляют и к международным преступлениям уголовного характера.

Заведомая нелигитимность насилия, характерного для терроризма, ставит его вне рамок правомерных средств политической борьбы, и никакие ссылки «на политическую природу» данного насилия, не могут служить ему оправданием.

И.И. Карпец рассматривает терроризм как преступление международного характера особого вида: это международная либо внутригосударственная, но имеющая международный характер организационная и иная деятельность, направленная на создание специальных организаций и групп для совершения убийств и покушений на убийства, нанесение телесных повреждений, применения насилия и захвата людей в качестве заложников с целью получения выкупа, насильственного лишения человека свободы, сопряженного с глумлением над личностью, применением пыток, шантажа и т.д.; терроризм может сопровождаться разрушением и ограблением зданий, жилых помещений и иных объектов. Таким образом, по мнению автора, цель террористического акта – нанесение ущерба демократическим и прогрессивным социальным преобразованиям, собственности организаций, учреждений, частных лиц; запугивание людей, насилие над ними и физическое уничтожение в угоду реакционным взглядам и идеологии фашистского, расистского, анархистского, шовинистического либо военно-бюрократического толка, а также получение преступными элементами или покровительствующими им организациями, группами, лицами материальной или иной выгоды. Целью терроризма также являются дезорганизация и нанесение ущерба нормальным отношениям между государствами. Охарактеризовав столь широко терроризм, И.И. Карпец считает, что это деяние может рассматриваться и как международное преступление.

Л.А. Моджорян считает, что «от терроризма как государственного преступления следует отличать терроризм как преступление международного характера, затрагивающее интересы двух или более государств или нарушающее международный правопорядок. Террористический акт можно квалифицировать как преступление международного характера, когда:

1) террорист или лица страдающие от террористического акта, являются гражданами одного и того же государства, но преступление совершено за пределами этого государства;

2) террористический акт направлен против лиц пользующихся международной защитой

3) подготовка к террористическому акту ведется в одном государстве, а осуществляется в другом

4) совершив террористический акт в одном государстве, террорист укрывается в другом, и встает вопрос о его выдаче».

Таким образом, можно сделать вывод, что особенность международного терроризма состоит лишь в одном – в наличии иностранного элемента. Как заметила Н.С. Беглова, международный терроризм – это не какой-то особый вид терроризма, а продолжение внутреннего терроризма, выход его за пределы того или иного государства.

Как видно, у каждого автора исследующего проблему терроризма, имеется своя точка зрения относительно определения понятия данного явления, и каждый исследователь дает понятию «терроризм» собственную интерпретацию.

Наиболее правильной, представляется позиция В.П. Емельянова. В своей работе «Терроризм и преступления с признаками терроризирования» он дал обобщающее определение собственно террористическому акту, а также определил его отличительные черты по конкретным правовым признакам, «которые не позволяли бы легко манипулировать этим понятием и произвольно употреблять его… не только в научном обороте, но и в законотворческой деятельности, а также в правоприменительной практике, поскольку терминологический разнобой ведет к негативным последствиям как в науке, так и в практике борьбы с преступностью».

Смотрите также:

Деятельность ОВД в УМВД по Калужской области в сфере социально-правового обеспечения сотрудников
Смысл и назначение социальной защиты личного состава состоит в том, чтобы с помощью нормативно-правовых, экономических, финансовых, социально-психологических и организационно-технических средств осуществлять защиту и поддержку объективно нуждающихся в этом сотрудников и членов их семей. Социальная ...

Виды исков по характеру защищаемого интереса
Данная классификация исков основана на том, чьи интересы защищает истец и кто является выгодоприобретателем по решению арбитражного суда, поскольку тем самым определяются ряд особенностей предъявления иска, ведения дела в суде и судебного решения. Такая классификация исков связана с появлением новы ...

Пределы кассационного пересмотра. Полномочия арбитражного суда кассационной инстанции при рассмотрении дела
На этапе подготовки кассационной жалобы к рассмотрению арбитражным судом кассационной инстанции совершаются необходимые действия для создания условий, позволяющих решить специальную процессуальную задачу кассационного пересмотра обжалованных судебных актов и достичь общей цели правосудия. Для этого ...

Формы современного государства

Формы современного государства

Любое государство, помимо его сущности и социального назначения, характеризуется также некоторыми внешними признаками. Совокупность его внешних характеристик, определяющих порядок формирования и осуществления государственной власти, административно-территориальное устройство, и составляет форму государства (или форму организации государственной власти).

Категории

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.rcsol.ru