Право и закон » Судебная власть в Российской Федерации

Судебная власть в Российской Федерации

Скорее всего, время, в которое мы с вами сейчас живем, наши потомки и историки назовут – «периодом правового реформирования, - коренной ломки прежней судебной системы и замены ее другой, более современной, основанной на принципах соблюдения прав человека».Началом становления судебной власти в современной России, без сомнения, является Концепция судебной реформы в Российской Федерации, представленная первым Президентом России Б.Н. Ельциным и одобренная Верховным Советом РСФСР 24 октября 1991 г. Президент России Б.Н. Ельцин в сопроводительной записке к Концепции подчеркнул, что проведение судебной реформы является необходимым условием обеспечения функционирования демократического правового государства. Ее целью провозглашалось становление судебной власти в России, развитие организационных основ судебной системы, ее кадрового и финансового обеспечения, усиление гарантий самостоятельности и независимости судов и судей. Ставились задачи расширения сфер судебной защиты прав и свобод граждан, совершенствования судопроизводства, повышения доступа к правосудию, приведения российского законодательства в соответствие с современными мировыми стандартами, нормами и принципами международного права. Но главной задачей судебной реформы было признано утверждение судебной власти в государственном механизме как самостоятельной влиятельной силы, независимой в своей деятельности от властей законодательной и исполнительной.

Выделяя судебную власть, как самостоятельную и независимую от законодательной и исполнительной власти, Верховный Совет РСФСР, исходил из важного принципа построения демократического государства, – принципа разделения властей. И этот принцип в дальнейшем был закреплен в Конституции РФ, которая предусматривает три виды государственной власти: законодательную, исполнительную и судебную, устанавливая, что органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны (ст. 10). Статья 11 Конституции предоставляет право осуществления государственной власти Президенту РФ, Федеральному Собранию РФ, Правительству РФ и судам Российской Федерации. Таким образом, Конституцией определено, что судебная власть – один из видов государственной власти.

Термин «судебная власть» употребляется в разных значениях, так, можно говорить, что судебная власть – это система соответствующих учреждений, тот или иной суд или все суды. В частности энциклопедический словарь определяет судебную власть как систему судебных органов государства, осуществляющих правосудие. Конституция РФ, содержит специальную главу «Судебная власть», статьи которой определяют не только компетенцию различных судов, но и основы устройства судебной системы, правовое положение судей, ряд принципов судебной деятельности.

Судебная власть –– это вид государственной власти. Она осуществляется государственными органами, выражает государственную волю, ее составляют государственно-властные полномочия. В отличие от других видов власти, реально влияющих на жизнь людей (власть общественного мнения, власть средств массовой информации, «власть толпы»), судебная власть – одна из трех ветвей государственной власти, установленных Конституцией и другими законами. В то же время власть, это не только те или иные учреждения, должностные лица, но и те функции, которые им принадлежат, а также осуществление этих функций, их реализация. Смысл слова «власть» истолковывается в основном значении как «право, сила и воля над кем-либо, свобода действий и распоряжений, начальствования», «право и возможность распоряжаться, повелевать, управлять кем-либо, чем-либо».

Анализируя понятие «судебная власть», авторы учебника ''Правоохранительные органы'', отмечают: «Будет ошибкой сведение судебной власти к суду как государственному органу … властью является, то что данный орган может и в состоянии сделать. По существу, это полномочия, функция, но не ее исполнитель». В.И. Швецов считает, что, «исходя из семантики слова, ''власть'' следует понимать не как орган или систему органов, ее осуществляющих, а как право, основанную на законе возможность этих органов выполнять определенные действия и само выполнение этих действий».

Конституция РФ, и другие законы основанные на ее положениях, указывают, что судебная власть осуществляется только судами в лице судей и привлекаемых в установленном законом порядке к осуществлению правосудия присяжных, народных и арбитражных заседателей, и ни какие другие органы и лица не вправе принимать на себя осуществление правосудия. Таким образом, в соответствии с Конституцией РФ и другими законами, термин «судебная власть» наполняется правовым содержанием, и нормы Конституции дают основания для правильного понимания сущности рассматриваемого явления.

Концепция разделения властей, взятая за основу Конституцией РФ, лежит в основе западных концепций правового государства, но сама идея разделения законодательной, исполнительной и судебной властей сопровождает поиск человечеством идеального государства на протяжении многих веков. «В зачаточном состоянии она присутствовала уже во взглядах древнегреческих философов (Аристотель, Полибий). Однако, как основополагающий принцип составного учения о демократическом государстве он был сформулирован Д. Локком и развит впоследствии и французским правоведом и философом Шарль Луи Монтескьё (1689-1755). При этом теоретическая база была подготовлена всем объективным ходом истории, а толчком к её оформлению послужили буржуазные революции в Англии (1640–1648гг.) и в последствии во Франции (1789–1794гг.)».

Традиционно основоположником «классического» варианта теории разделения властей в юридической литературе называют Дж.Локка. В основании политической философии Локка лежит идея охраны собственности от нарушений законности – «…Для того чтобы охрана собственности не зависела исключительно от воли властей, люди создают законы и законодательство… но и в обществе законов вероятно беззаконие, поскольку всегда остаётся значительная свобода для толкования и применения законов… Когда, например, судьями являются сами правители, они склонны судить, руководствуясь теми же целями, что и в процессе правления. А это чревато волюнтаризмом судопроизводства, фактическим беззаконием…». И для того, чтобы этого не происходило Дж .Локк предлагает систему сдержек и противовесов — разделение властей на законодательную, исполнительную, судебную, с передачей каждой особому кругу лиц.

Свое дальнейшее развитие теория получила в работах Ш. Монтескье, в фундаментальной работе "О духе законов"(1748г), Монтескье пришел к выводу, что «свобода возможна при любой форме правления, если в государстве господствует право, гарантированное от нарушений законности посредством разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную, которые взаимно сдерживают друг друга». Сумбатян Ю.Г. рассматривая теорию Монтескьё, отмечает: - «Цель его теории - создание безопасности граждан от произвола и злоупотреблений властей, обеспечение политических свобод»

Судебной власти Монтескье в своих работах уделял особое внимание: - «Опять же свободы быть не может, если судебная власть не разделена с законодательной и исполнительной. Если она объединена с законодательной властью, жизнь и свобода субъекта будут подвержены произвольному контролю, судья тогда превращается в законодателя. Если она объединена с исполнительной властью, судья может поступать со всей ожесточенностью угнетателя». Монтескье справедливо считал, что если в руках одного органа сконцентрируется власть, различная по своему содержанию, то появится и возможность для злоупотребления этой властью, а следовательно, свободы граждан будут нарушаться. Поэтому каждая ветвь власти должна быть предназначена для осуществления определенных функций государства, и «Задача судей в том, чтобы решения и приговоры "всегда были лишь точным применением закона''. Судебная власть карает преступления и разрешает столкновения частных лиц». Однако, «… Хотя органы власти действуют самостоятельно, речь идет не об абсолютном обособлении, а лишь об относительной их самостоятельности и одновременном тесном взаимодействии друг с другом, осуществляемом в пределах их полномочий».

В данный момент принцип разделения властей реально осуществляется на практике в различных государствах мира, и история показала, что разделение властей служит гарантией демократизма государственного строя, законности правосудия, и тем самым не допускает развитие авторитаризма и тоталитаризма. В то же время, этот принцип нацелен на то, чтобы добиваться рациональности и эффективности в управлении государством, предотвращать одностороннее и ошибочные решения вопросов.

В советские времена концепция Монтескьё подвергалась жестокой и предвзятой критике с классовых позиций, к примеру, в учебнике по судоустройству, изданном в 1974г., говорилось: «Советская наука отвергает как несостоятельную теорию разделения властей, согласно которой судебная власть полностью отделена от власти законодательной власти исполнительной. Утверждения Монтескье скрывали классовую сущность буржуазного суда, давали возможность сводить деятельность суда к выполнению юридической функции, выражающейся в конкретных актах, но всегда пассивной, что деятельность суда есть одна из форм реализации государственной власти».

Поэтому, «В основу советской концепции государственной власти были положены взгляды К.Маркса, Ф. Энгельса и В.И Ленина, которые рассматривали государственную власть в качестве «работающей корпорации, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы». В России принцип полновластия трудящихся предполагалось воплотить в форме полновластных и единовластных советов, в работе которых происходит «слияние управления с законодательством», но история показала, что, государственная власть в Советской России, реализуемая как единое целое, с необходимостью приводила к абсолютному доминированию исполнительной - «партийно-административной» власти и ее аппарата, сосредоточению в последнем всех функций государственной власти, принижению роли судебной власти и ее крайне зависимому положению, незащищенности прав и свобод граждан, и в конечном счете к диктаторской узурпации власти особым слоем людей. Как отмечает Явич Л.С.: - «Именно пренебрежение к разделению властей и функций привело, помимо прочего, к отчуждению трудящихся от политической власти, к сталинщине».

Значение же независимости судебной власти огромно как в интересах государства, так и в интересах отдельной личности, и для этого судьи должны быть независимы от политических симпатий и интриг, и должны подчиняться только закону. Судебная власть призвана охранять право, правовые устои государственной и общественной жизни от любых нарушений, кто бы их не совершал. Только судебная власть, но ни как не законодательная или исполнительная, отправляет правосудие. В этом гарантии и независимости суда, и прав и свобод граждан и государственности в целом. Важно, что суд не только реализует принцип справедливости в правоприменительной практике, но и выступает как своеобразный арбитр в процессе законотворчества (чего не было в советское время). Тем самым суд выступает в качестве «сдержек и противовеса» по отношению к двум другим ветвям власти.

Сейчас, оглядываясь назад, можно констатировать, что необходимость коренных изменений в российской судебной системе, судопроизводстве назревала очень давно. Ведь в течение десятилетий в условиях административно-командной системы Советского государства суды, прокуратура, органы предварительного расследования не могли реализовать высокую миссию гаранта законности, последовательного защитника прав и свобод граждан, более того суды выполняли не свойственные им функции – не правоприменительные, а правоохранительные. А это порождало, в свою очередь, негативное отношение большинства российских граждан, как к суду, так и к правоохранительным органам, на которых лежала ответственность за страшные годы российской истории, когда о правосудии не могло быть и речи, а «судебные органы часто подменяли всевозможные "двойки", "тройки" (чрезвычайные суды), которые формировались из представителей партии и исполнительной власти». Поэтому Ржевский В. отмечает: «В правовом же государстве такой подход невозможен как в силу независимости суда, который не осуществляет борьбу с преступностью, так и в силу правоприменительного, а не правоохранительного характера его деятельности.».

В то время в советском обществе суд рассматривался лишь как орган, призванный охранять социалистическое общество, государство и граждан от неправомерных действий, а ответственности самого государства перед своими гражданами не придавалось должного значения. Прерогативы суда были ограничены точным применением норм, суд был не вправе устранять вполне очевидные недостатки издаваемых подзаконных актов в сфере прав и свобод личности, напомним, что в то время не было, да и не могло быть Конституционного суда, который бы мог следить за законностью, издаваемых нормативных актов. Количество судов, катастрофически не хватало, судейского корпуса так же было не достаточно, к тому же судьи зачастую были недостаточно квалифицированны, и в то же время воспитаны в духе сугубо обвинительного судопроизводства и господства "телефонного права" вышестоящих чиновников и руководителей партийного аппарата.

Хочется отметить, что все же « … период относительной либерализации социально - политической и экономической жизни в нашей стране после 1953 - 1956 гг. сопровождался изменениями судебной системы, - 25 декабря 1958 г. были приняты Основы законодательства о судоустройстве Союза ССР, союзных и автономных республик, Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, Основы гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик, а в 60-х годах приняты соответствующие кодексы союзных республик». Так, например, УК РСФСР 1960 г. пришедший на смену репрессивному сталинскому законодательству 30 - 40-х годов, был в сравнении с ним, безусловно, прогрессивнее и демократичнее. Однако и он был порожден административно - командной системой, отмечен пороками тоталитаризма. Прежнее уголовное законодательство основывалось на вере в могущество принуждения, репрессии, в то, что хозяйственные упущения можно устранить силой уголовного закона вместо проведения соответствующих экономических и социальных преобразований. В нем отсутствовали примат общечеловеческих ценностей, уважение прав и свобод человека, уважение к международным обязательствам страны. Для норм УК РСФСР были характерны излишняя идеологизация, конъюнктурность, декларативность многих положений. В то же время неопределенность формулировок закона обусловливала невосприятие населением соответствующих деяний как преступных. В результате законодатель фактически сам способствовал насаждению правового нигилизма в обществе и государстве.

В период преобразований в России в конце 80-х гг. теория разделения властей получила признание в связи с выдвинутой идеей превращения России в правовое государство. Съезд народных депутатов РСФСР 12 июня 1990 г одобрил декларацию «О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики», в п.13 Декларации было сказано: «Разделение законодательной, исполнительной и судебной властей является важнейшим принципом функционирования РСФСР как правового государства». В дальнейшем принцип разделения властей 21 апреля 1992 г. впервые был закреплен в Конституции РСФСР.

К этому времени, устаревшее недемократическое законодательство, многие положения которого уже не отвечали ни экономическим, ни социальным, ни политическим потребностям современного российского общества, ни тем более международным нормам о правах человека, не могло эффективно работать на происходящие в России общественные перемены. Не в состоянии оно было обеспечить переход страны к рыночным отношениям, так как основывалось на принципах жесткого централизованного планирования в экономике, и во многом было несовместимо и с концепцией демократического правового государства. Поэтому понятно, что после 1991 года с крушением тоталитарного режима формирование российского правового государства было бы невозможно без подлинной судебной реформы. К этому времени, уже достаточно определенным представлялся ее основной вектор – «утверждение самостоятельной судебной власти, обеспечение независимости судей, формирование судоустройства, ориентированного на доступность судов для населения, необходимых в правовом государстве видов судопроизводства, основанных на принципах состязательности, равноправия сторон и диспозитивности».

Многие новые прогрессивные положения о судебной власти, суде, правосудии, выдвинутые общественной практикой осуществления правосудия в России и за рубежом, нашли свое отражение в Концепции судебно-правовой реформы, утвержденной Верховным Советом России 24 октября 1991 г. И ее последовательными проводниками, участниками процесса обновления законодательства, формирования практики его применения стали Верховный Суд РФ и судейский корпус. В этом направлении одной из первых инициатив Верховного Суда стало дополнение действующего УПК двумя статьями (220(1) и 220(2)), закрепившими право лиц, заключенных под стражу, на судебное обжалование применения меры пресечения и продление ее срока, а в мае 1992 г. такой Закон был принят. Тем самым законодательство России в части защиты конституционного права граждан на свободу и личную неприкосновенность на досудебной стадии уголовного процесса было приведено в соответствие со стандартами международного права.

И в дальнейшем судейским сообществом России было выдвинуто немало законодательных инициатив по созданию и совершенствованию правовой базы судебной реформы. Среди них - Закон «О статусе судей в РФ», принятый в июне 1992 г. Исходя из принципа разделения властей, впервые суд был определен не только институтом правосудия, но и как судебная власть, равнозначная законодательной и исполнительной властям государства, действующая независимо и самостоятельно от них, а судья - носителем этой власти. Закон сформулировал механизм обеспечения независимости, неприкосновенности и несменяемости судей, их правовой и социальной защищенности. Эти основные положения Концепции судебной реформы и Закона "О статусе судей в РФ" получили закрепление 1993 г в новой Конституции страны, содержащей специальную главу "Судебная власть". Теперь используемый Конституцией термин "судебная власть" был наполнен конкретным содержанием и представляет собой краткое выражение политико-правовой доктрины, вытекающей из концепции разделения властей в правовом государстве и устанавливающей место органов правосудия в системе государственного механизма. Закрепление в конституционных нормах и федеральном законодательстве судебной власти как государственно-правового института позволяет выделить его специфические признаки, отметить необходимость утверждения системы гарантий, позволяющих судебной власти осуществлять свои функции и решать поставленные перед ней законом государственные задачи.

Исторический опыт многих экономически развитых государств доказывает непреходящую ценность Конституции как базы для формирования государственно-правовой системы, соответствующей принципам демократии. Как известно, осуществление правосудия отличается от иных сфер общественной жизни особым объектом государственного воздействия и регулирования. И обусловлено это, с одной стороны, особыми целями, стоящими перед судебной деятельностью по защите человека и реализации его законных прав и интересов, с другой - специфичностью этой деятельности, которая осуществляется в особой процессуальной форме, являющейся наиболее сложной, разветвленной и детально урегулированной из всех юрисдикционных процедур. Практическая неограниченность "силового" воздействия судебных органов на правонарушителей (вплоть до применения смертной казни), возможность решающего влияния на реализацию прав граждан, обеспечения принудительного выполнения ими своих обязанностей свидетельствуют о важности и особом характере правосудия. Столь существенное значение судебной власти выделяет ее в качестве важнейшего объекта конституционного регулирования и одновременно выражает содержание установленных в Конституции основ осуществления правосудия. Вместе с тем значимость данной сферы предопределяет необходимость и повышенной охраны с помощью особой системы конституционных гарантий, что, в свою очередь, возможно лишь при условии их закрепления в Конституции. Независимость правосудия - одно из главных условий его осуществления, а потому ее обеспечение находится в эпицентре особых форм конституционно-правовых гарантий.

В Конституции РФ отражается система организации деятельности судебной власти: указывается главная и исключительная функция судов - осуществление правосудия, определяются процессуальные формы осуществления судебной власти посредством различных видов судопроизводства. Конституция закрепляет основные требования, предъявляемые к судьям, и гарантии их самостоятельности: независимость, несменяемость, неприкосновенность, государственное финансирование деятельности судов. Ряд основных положений организации разбирательства дел в суде поднимается на конституционный уровень - это гласность, состязательность, участие присяжных заседателей. В соответствии с Конституцией основу судебной власти составляет совокупность судебных органов различной компетенции, действующих (и это важно!) независимо от органов представительной и исполнительной власти. Одновременно законодатель наделяет органы судебной власти некоторыми полномочиями по контролю за законностью выполнения отдельных функций субъектами иных ветвей власти.

Теперь судебная власть не является марионеткой в руках партийного аппарата, и её назначением является защита прав и свобод граждан, конституционного строя РФ, обеспечение соответствия актов законодательной и исполнительной власти Конституции, соблюдение законности и справедливости при исполнении и применении законов и иных нормативных актов. Обеспечение реализации предусмотренных Конституцией прав и свобод человека и гражданина составляет основное содержание деятельности органов судебной власти (ст. 18 Конституции). Судебная власть имеет прямое отношение к соблюдению гарантированных каждому прав на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность жилища, тайну переписки, телефонных, почтовых и иных сообщений.

Важно отметить, что Конституция России всегда оказывала большое влияние на формирование законодательства о судопроизводстве, судоустройстве, правоохранительных органах, прокурорском надзоре, теперь же Конституция РФ непосредственно является источником права. Такой вывод базируется на том, что в ней: а) получили нормативное решение многие вопросы правосудия и судоустройства; б) сформирована система конституционных принципов правосудия; в) определены основополагающие начала и предпосылки прямого действия ее норм (ст. 15). Следует отметить, что действующее законодательство о суде, правосудии, несмотря на многочисленные изменения, в решении ряда вопросов до сих пор отстает от Конституции РФ.

Поэтому, безусловно, положительную роль для становления системы нового законодательства о суде, судебной системе и правосудии играет более четкое и последовательное решение в действующей Конституции вопросов: а) разграничения компетенции Российской Федерации и ее субъектов в области законодательства (ст. 71-73); б) установления приоритета федеральных конституционных законов и федеральных законов, имеющих прямое действие на территории Российской Федерации; в) признание недопустимым противоречия федеральных законов федеральным конституционным законам; г) провозглашения недопустимости противоречия законов субъектов РФ законам, принятым по вопросам, относящимся к исключительной компетенции Федерации (ст. 76).

Надо признать, что конституционное положение о прямом действии норм Конституции РФ непривычно для субъектов правоприменения России. Такого положения в прежних российских конституциях не было. И как показала практика, суды оказались психологически неготовыми к прямому применению конституционных норм в ходе производства, например, по уголовным делам. Именно с учетом этого обстоятельства Верховный Суд РФ вынужден был накануне опубликования текста новой Конституции 24 декабря 1993 г. принять постановление «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции РФ». Прежде всего это касалось положения ч. 2 ст. 23 Конституции «о допустимости только по решению суда ограничения прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений». В своем постановлении Пленум Верховного Суда РФ разъяснял судам порядок принятии к рассмотрению материалов, подтверждающих обоснованность ограничения прав граждан, предусмотренных ст. 23 и 35 Конституции РФ. Но и в дальнейшем Пленум вынужден был обращаться к разъяснению вопросов применения Конституции.

Поэтому можно констатировать, что далеко не все нормы Конституции могут быть применены без их конкретизации, без установления в отраслевом законодательстве механизма их применения. Более того, во многих нормах Конституции содержатся отсылки к текущему федеральному законодательству, в чем нетрудно убедиться, обратившись к тексту ст. 20, 25, 47 (ч.1), 50 (ч. 2,3), 51 (ч. 2), 121 (ч.2), 122 (ч. 2). А это законодательство во многих случаях еще не принято.

Есть в Конституции РФ нормы, хотя прямо и не отсылающие к другим федеральным законам, но содержание которых предполагает необходимость соответствующих норм отраслевого закона, направленных на обеспечение действия конституционных норм. Подтверждением высказанных соображений являются, например, положения ст. 48 «1. Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. 2. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения»; и положения ст. 52 «Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба»; ст.123 (ч.3) «Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон». Не обеспеченные отраслевым законодательством, обречены остаться отвлеченными декларациями положения, взятые из международно-правовых актов и включенные в текст Конституции.

Продолжительное отставание законодательства о суде и судопроизводстве от Конституции, на которое все время указывают и судейское сообщество и Президент РФ, не всегда означает «замораживание» соответствующих конституционных норм. Примером тому могут служить положения ст. 49 Конституции РФ, установившей: «Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказан в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». С провозглашением на конституционном уровне требования об обязательном соблюдении принципа презумпции невиновности и даже раскрытием содержания этого принципа уголовного процесса Конституция тем самым существенно опередила законодательство о судопроизводстве и о судоустройстве.

В Конституции сформулирован еще ряд существенных для судопроизводства и правосудия положений, вытекающих из презумпции невиновности. В частности, предусмотрено, что а) обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 49); б) неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого (ч. 3 ст. 49); в) при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50).

Приведенные конституционные положения теоретически безупречны, они не вступают в противоречия с нормами законодательства об уголовном судопроизводстве и правосудии, а наоборот, как бы усиливают положения существующих правил. Например, старый УПК РСФСР содержал предписание, запрещающее суду, прокурору, следователю, дознавателю - « …. Перелагать обязанность доказывания на обвиняемого» (ч. 2 ст. 20). Юридически более предпочтительным и фактически определенным представляется положение ч. 2 ст. 49 Конституции РФ: «обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность». В дальнейшем это положение нашло закрепление в УПК РФ 2001 г в ст. 14: «Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения». Иное положение сложилось с действием ч. 1 ст. 51 Конституции РФ, согласно которой «никто не обязан свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом». Вне зависимости от того, что в УПК вопросы свидетельского иммунитета не были решены на момент принятия Конституции, ни в течение продолжительного времени после этого, правомерность прямого действия приведенного нормативного установления (имеются в виду показания против самого себя и своего супруга) не вызывает сомнения. Что касается освобождения лица от обязанности свидетельствовать против близких родственников, то Конституция (ч. 1 ст. 51), решив этот вопрос положительно, не дала конкретного перечня круга лиц, относящихся к числу близких родственников. НО он (этот перечень) имеется в действующем законодательстве, например об уголовном судопроизводстве (п. 9 ст. 34 старого УПК). Поэтому ст. 51 Конституции при производстве по делу надо применять в совокупности с нормами уголовно-процессуального и гражданско-процессуального законодательства.

В соответствии с положениями Конституции система федеральных органов судебной власти, определение порядка их организации и деятельности относятся к ведению Российской Федерации. В систему этих судов входят Конституционный Суд, Верховный Суд, Высший Арбитражный Суд РФ, иные федеральные суды. В свою очередь, Конституция не устанавливает структуру всей судебной системы, предоставляя решение этого вопроса федеральному конституционному закону о судебной системе, который должен установить соподчиненность ее звеньев, перечень федеральных судов, виды местных судов, их полномочия и структуру.

Новым для установления пределов судебной власти и ее внутреннего построения является включение Конституцией в структуру судебной власти прокуратуры РФ. Осуществление органами прокуратуры уголовного преследования и поддержание государственного обвинения в судебном разбирательстве - важный элемент функционирования органов правосудия.

Помимо осуществления правосудия судебная власть включает и ряд других, принадлежащих ей и реализуемых ею полномочий, к которым Конституция РФ отнесла: конституционный контроль; контроль за законностью и обоснованностью решений и действий государственных учреждений и должностных лиц; обеспечение исполнения приговоров, иных судебных решений и решений некоторых других органов; разбирательство и разрешение дел об административных правонарушениях, подведомственных судам; разъяснение действующего законодательства на основе изучения и обобщения судебной практики; право законодательной инициативы; участие в формировании судейского корпуса и содействие органам судейского сообщества.

Эти полномочия необходимы для реализации задач, поставленных перед судебной властью Конституцией: гарантий быстрой и эффективной защиты органами судебной власти прав и свобод человека в установленном законом порядке; самостоятельности органов судебной власти и их независимости от законодательной и исполнительной властей; обеспечения взаимодействия органов законодательной и исполнительной власти в формировании судебной системы; доступности правосудия на равных основаниях для всех; рассмотрения дел в тех судах и теми судьями, к подсудности которых эти дела отнесены законом; реализации права сторон на пересмотр приговоров суда первой инстанции вышестоящим судом и права граждан на участие в осуществлении правосудия.

Важно и то, что стабилизирующее значение для формирования системы судебной власти имеет установление Конституцией единых требований к судебным органам и судьям и соблюдение правовых гарантий в отношении судей. Состояние и качество судейского корпуса впервые становятся предметом конституционного регулирования. Конституция утверждает независимость, несменяемость, неприкосновенность носителей судебной власти. В отличие от советского «правосудия», теперь судьям, и только им, Конституция предоставляет право при рассмотрении дела отказаться от применения актов государственных органов, если они, по их мнению, не соответствуют закону. Так, учитывая внутреннюю противоречивость российского законодательства, прямое применение конституционных норм судами весьма своевременно, если суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории РФ, противоречит Конституции. Поэтому в соответствии с Конституцией Верховный Суд рекомендует применять конституционные нормы также в случаях, если нормативный акт, принятый субъектом РФ по предметам совместного ведения, противоречит Конституции РФ, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.

Законодательной основой функционирования судебной власти являются основанные на Конституции, федеральные конституционные законы о высших судебных органах РФ и иных федеральных судах, устанавливающие их компетенцию, порядок образования, структуру и основные функции, а также материально - техническое и организационное обеспечение этих судов. Центральное место среди специальных нормативных актов о судебной власти, суде и судоустройстве занимает Федеральный Конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» (№ 1-ФК), который вслед за Конституцией РФ сыграл основополагающую роль в формировании действующей системы органов судебной власти в стране. Он определил основные функции федеральных судов, оговорив, что их полномочия, порядок образования и деятельности определяются федеральными конституционными законами, некоторые из которых еще предстоит принять. Данный закон так же определил и суды субъектов Федерации – конституционные (уставные) суды и мировые судьи. Воспроизводя и развивая конституционные принципы правосудия, Закон этим не ограничивается, в нем установлен запрет на издание в России законов и иных нормативных актов, отменяющих или умоляющих самостоятельность судов, независимость судей (ч.4 ст.5). Подтверждая установленные Конституцией РФ и Федеральным законом «О статусе судей РФ» основы правового статуса судей, порядок их назначения, несменяемости, неприкосновенности, предпосылки и механизм приостановления и прекращения деятельности судей, создания и упразднения судов, Закон дает общую характеристику полномочий каждого из судов (ст. 17-28). Именно в этом Законе впервые районный суд определен не только как суд первой инстанции, но и как суд второй инстанции, вышестоящий по отношению к мировым судьям (ст. 21). Специальная его глава посвящена органам судейского сообщества (ст. 29), обеспечению деятельности судов (ст. 30-33) и др. При этом, для обеспечения деятельности судов общей юрисдикции, а также органов судейского сообщества предусмотрено образование Судебного департамента при Верховном Суде РФ, и такой орган был образован и функционирует в соответствии с Федеральным законом «О судебном департаменте при Верховном Суде РФ» от 19 декабря 1997г.

Федеральные законы более детально регулируют различные стороны организации и деятельности органов судебной власти: судоустройство, деятельность прокуратуры, применение уголовного, уголовно - процессуального и уголовно - исполнительного законодательства, гражданского, гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального законодательства. Одни из них посвящены комплексу вопросов, входящих в отрасль или подотрасль законодательства и отличаются относительно высоким уровнем систематизации и носят комплексный характер (например, Закон о статусе судей), другие федеральные законы более индивидуализированы. К ним можно отнести, например, Закон «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан». Необходимо учитывать, что федеральные законы по своей значимости и сфере регулирования существенно различаются, но ко всем им предъявляется общее требование – они не должны противоречить Конституции РФ (ч.1 ст. 15).

Еще одну группу законов составляют законы РФ, которыми вносятся изменения и дополнения в действующие кодифицированные или комплексные нормативные акты. К числу подобных нормативных актов относится, например, Закон РФ от 28 ноября 1994 г «О внесении изменений и дополнений в статьи 27, 32, 61 Закона РСФСР ''О судоустройстве РСФСР''».

Таким образом, единство судебной власти в РФ обеспечивается Конституцией РФ, как высшей ступени иерархической лестницы нормативных актов и совокупностью актов федерального законодательства о судоустройстве и судопроизводстве, единообразным применением их судами на всей территории России, финансированием судов из федерального бюджета, единым статусом судей.

Хочется отметить, что опыт, судебная практика показывают, что применение норм закона нередко встречает затруднения на практике, в связи с чем они нуждаются в разъяснении. Это делают пленумы Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ в своих постановлениях, и хотя указанные акты не являются источниками права, разъяснения, содержащиеся в них, имеют важное значение для правильного и единообразного применения закона. В них, с учетом практики применения законодательства, даются разъяснения отдельных норм права, содержатся рекомендации в целях наиболее эффективной их реализации, анализируются допускаемые на практике ошибки и недостатки.

Из всего выше сказанного можно сделать вывод, что судебная власть в Российской Федерации основана на праве и реализуется путем применения права для разрешения конкретных ситуация, возникающих в обществе и требующих вмешательства суда. Компетенция судебной власти урегулирована законом. Таким образом, судебная власть есть предоставленные специальным органам государства – судам – полномочия по разрешению отнесенных к их компетенции вопросов, возникающих при применении права, и реализация этих полномочий путем конституционного, гражданского, уголовного, административного и арбитражного судопроизводства с соблюдением процессуальных форм, создающих гарантию законности и справедливости принимаемых судами решений.

На основании всего выше изложенного, закономерно следует, что в центре исследования данной работы будет процесс конституционного регулирования судебной власти в Российской Федерации.

Актуальность темы исследования определяется несколькими обстоятельствами. Во-первых, значение независимости судебной власти огромно как в интересах государства, так и в интересах отдельной личности, и для этого судьи должны быть независимы от политических симпатий и интриг, и должны подчиняться только закону. Исторический опыт многих экономически развитых государств доказывает непреходящую ценность Конституции как базы для формирования государственно-правовой системы, поэтому существенное значение судебной власти выделяет ее в качестве важнейшего объекта конституционного регулирования и одновременно выражает содержание установленных в Конституции основ осуществления правосудия. Во-вторых, значимость и в то же время слабость судебной власти требует особенно бережного отношения к ней, что предопределяет необходимость повышенной её охраны с помощью особой системы конституционных гарантий, что, в свою очередь, возможно лишь при условии их закрепления в Конституции. В связи с этим необходимо исследовать установленные Конституцией гарантии независимости судебной власти и выявить возможные причины их несоблюдения. В-третьих, законодательной основой функционирования судебной власти являются основанные на Конституции, федеральные конституционные законы о высших судебных органах РФ и иных федеральных судах, устанавливающие их компетенцию, порядок образования, структуру и основные функции, а также материально - техническое и организационное обеспечение этих судов. Но достаточная законодательная база, обеспечивающая осуществление быстрого, полного, справедливого, гуманного, неотвратимого правосудия, еще не создана, и это не позволяет в полной мере реализовать заложенный в Конституции РФ потенциал судебной власти по осуществлению правосудия, обеспечению к нему доступа граждан, судебной защите их прав. Исследование этой проблемы позволит понять причины, почему это происходит, и наметить возможные пути их устранения. В четвертых, прошло почти 10 лет со дня принятия Конституции, поэтому структура судебной системы в настоящее время установлена рядом законодательных актов с учетом принципиальных норм Конституции, федеральными конституционными законами о судебной системе, о Конституционном Суде, об арбитражных судах, о военных судах. Естественно, это должно служить конституционному принципу о доступности правосудия всем гражданам без исключения. Но об эффективности функционирования судебной системы с учетом её новых судебных органов, можно будет говорить лишь при устранении выявленных в ходе исследования проблем обеспечения судебной власти.

Таким образом, целями дипломной работы являются: раскрытие потенциала установленных в Конституции основ осуществления правосудия; исследование системы конституционных гарантий независимости судебной власти; изучение структуры судебной системы, выявление причин, мешающих эффективному проведению судебной реформы в Российской Федерации.

В виду многоплановости темы в работе сосредоточено внимание на решении следующих задач:

необходимо определить назначение, цели, задачи, полномочия судебной власти, т.е. дать её полную конституционную характеристику.

необходимо раскрыть содержание конституционных принципов правосудия.

в чем заключаются гарантии независимости судебной власти?

необходимо дать понятие судебной системы и структуры ее построения.

необходимо охарактеризовать основные звенья судебной системы, т.е. назвать их место в судебной системе, полномочия и принципы внутреннего построения.

постараться дать объективную оценку судебной реформы в Российской Федерации и в ходе исследования выявить причины, мешающие её эффективному проведению, наметить возможные варианты их решения.

определить какую роль играет Конституция в осуществлении судебной политики государства.

Объектом исследования в данной работе является: механизм осуществления и регулирования судебной власти в Российской Федерации, закрепленный в нормах Конституции Российской Федерации и более детально раскрываемый в федеральном конституционном и отраслевом законодательстве.

Предметом исследования являются: конституционные принципы осуществления правосудия, гарантии независимости судебной власти, судебная система, негативные факторы, существенно влияющих на эффективность работы судов и доступность правосудия, вызывающие обоснованные жалобы граждан.

Конституционное регулирование судебной власти в виду исключительной важности и актуальности привлекает к себе пристальное внимание многочисленных авторов, юристов, правоприменителей, правозащитников, законодателей и всей мировой общественности. Основой для данной работы послужили монографии Монтескье Ш, Локк Дж, Политическое эссе А. Гамильтона, Дж. Мэдисона и Дж. Джея , работы Азаркина Н.М, Валуева М, на страницах которых авторы раскрыли содержание судебной власти и принципа разделения властей на судебную, законодательную и исполнительную, который в дальнейшем в первые в истории Российского государства, был закреплен Конституцией РФ в 1993 г в качестве основы конституционного строя России. Работы Лазарева В.В., Сумбатяна Ю.Г, Явич Л.С., Ржевского В, Чепурнова Н, Вицина С, позволяют понять почему данный принцип не был применен в советской Росси и к каким последствиям это привело. Работы Страгович М.С. «Курс советского уголовного процесса», Божьева В.П «Основные вопросы уголовного процесса» характеризуют принципы правосудия, положенные в основу советского права. Работы Вицина С и Лебедева В, наглядно показывают то, что устаревшее недемократическое законодательство не могло эффективно работать на проходящие в России общественные перемены, почему именно в начале 90-х годов прошлого столетия были созданы все предпосылки для начала судебной реформы и закрепления принципа разделения властей и обеспечения независимости судебной власти в новой Конституции РФ.

«Конституционное право Российской Федерации» Баглай М. В, его многочисленные статьи, работы «Судоустройство и правоохранительные органы в Российской Федерации» Швецова В.И.; Магомедова А.М.; «Судоустройство в Российской Федерации» Сергеева А.И., Швецова В.И..; «Правоохранительные органы» Гуценко К. Ф, Ковалева М. А, а также Божьева В.П и др. раскрывают содержание судебной власти и полномочий ее органов, позволяют оценить глубокий, к сожалению, еще до конца полностью не реализованный потенциал конституционных принципов осуществления правосудия, а также понять систему построения судебной структуры РФ, основанную в соответствии с главой 7 «Судебная власть» и других статьей Конституции РФ.

Анализ норм Конституции позволяет выявить ее ценность как базы для формирования государственно-правовой системы. Дать полную конституционную характеристику судебной власти, выявить ее функции и назначение, а также новеллы в данной области, основанные на принципах международного права, помогают научно-практические комментарии Конституции РФ теоретиков Кашепова В.П., Маргуловой И.Л., Гравиной А.А., Окунькова А.Л. Изучение конституционного и отраслевого законодательства, детально раскрывающего потенциал закрепленных в Конституции положений, позволяют увидеть как они (положения и принципы) наполняются реальным содержанием и наделяются механизмом реализации, а судебная власть приобретает только ей присущие черты и свойства. В то же время анализ динамики принятия данного законодательства, позволяет сделать вывод о «слабо текущем» законотворческом процессе, мешающем эффективному продвижению судебной реформы. Постановления Конституционного Суда, Верховного Суда РФ, Съезда судей РФ привлекают внимание к ненадлежащему исполнению своих обязанностей исполнительными органами в области обеспечения конституционных гарантий независимости судебной власти, что в свою очередь приводит к ее уязвимому положению и зависимости, от исполнительных органов.

Материалы судебной практики, выступления Президентов РФ Б.Н. Ельцина и В.В. Путина, многочисленные критические статьи судейского сообщества в материалах периодической печати, таких авторов как, Баглай М. В., Лебедева В, Шарова А, Вицина С, Топильской Л, Ржевского В, Чепурнова Н, и др. привлекают внимание общественности к очевидным проблемам в области правосудия и обеспечения независимости судебной власти, показывают реальное положение дел с реализацией конституционных принципов правосудия, а также с практикой их реального обеспечения, указывают на явные ошибки и просчеты, как в нормах права и в текущем законодательстве, так и в практике применения. В то же время перечисленные авторы не ограничиваются одной констатацией негативных фактов, но и предлагают реальные шаги по их устранению, заслуживающие пристальное внимание со стороны законодательных и исполнительных органов власти.

Таким образом, весь комплекс собранных материалов позволяет объективно и всесторонне осветить предложенную к исследованию тему, решить все поставленные в работе задачи, и тем самым прийти к намеченным целям.

Основное назначение моей курсовой работы – показать роль Конституции в становлении судебной власти как носителя третьей, самостоятельной и независимой власти в государственном механизме и в обществе, ее особых полномочий по охране конституционного строя, прав и свобод человека и гражданина, защите других социальных ценностей. В работе я рассмотрю судебную власть, отсутствие которой просто невозможно в любом государстве. Для России в современных условиях судебная власть крайне важна. Но важна она не только своим существованием, а действительностью и применимостью в реальной жизни нашего общества.

Смотрите также:

Понятие электронной цифровой подписи и ее юридическая значимость
Принятый 10 января 2001 года Федеральный Закон «Об электронной цифровой подписи» закрепил правовую основу применения электронно-цифровой подписи, а так же ее понятие. Статья 1 ФЗ прямо свидетельствует о том, что целью принятия данного Закона «является обеспечение правовых условий использования элек ...

Понятие и значение института соединения и выделения уголовных дел
Основные нормы института соединения и выделения уголовных дел, как известно, содержатся в главе 18 УПК КР − Соединение и выделение уголовных дел (ст.148,149). В одном производстве могут быть соединены дела по обвинению нескольких лиц в соучастии в совершении одного или нескольких преступлений ...

Классификация объектов недвижимости
Классификация объектов недвижимости по различным признакам (критериям) способствует более успешному изучению объектов. Для этих целей можно применять разные принципы классификации в зависимости от их происхождения и назначения. Однако определение недвижимости предполагает выделение в его структуре ...

Формы современного государства

Формы современного государства

Любое государство, помимо его сущности и социального назначения, характеризуется также некоторыми внешними признаками. Совокупность его внешних характеристик, определяющих порядок формирования и осуществления государственной власти, административно-территориальное устройство, и составляет форму государства (или форму организации государственной власти).

Категории

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.rcsol.ru