Право и закон » Ответственность за нарушения антимонопольного законодательства » Уголовная ответственность за нарушение антимонопольного законодательства

Уголовная ответственность за нарушение антимонопольного законодательства

Страница 3

Тем не менее, при более детальном анализе понятия неоднократного злоупотребления возникают новые неясности. Они связаны с употреблением в примечании 4 к ст. 178 УК РФ слова "лицо" применительно как к факту совершения злоупотребления, так и к факту привлечения к административной ответственности. Проблема заключается в том, что субъекты, которые могут быть привлечены к административной ответственности, совсем не обязательно будут совпадать с субъектами уголовной ответственности: если в первом случае чаще всего нарушителем признается юридическое лицо, то к уголовной ответственности юридические лица в России не привлекаются. В связи с этим формальное толкование примечания 4 приводит к выводу, что только если за злоупотребление доминирующим положением, совершенное более двух раз в течение трех лет, к административной ответственности каждый раз привлекалось одно и то же физическое лицо - руководитель юридического лица-нарушителя, можно говорить о неоднократности в смысле примечания 4 к ст. 178 УК РФ. Если в какой-то из "разов" руководитель к административной ответственности не привлекался или привлекался другой руководитель (например, в силу того, что генеральный директор в организации избирается раз в год, и каждый раз он менялся), то формально злоупотребление, совершенное более двух раз в течение трех лет, нельзя считать неоднократным.

Такое - причем, следует отметить, буквальное - толкование примечания 4 к ст. 178 УК РФ некоторым образом противоречит сути уголовного наказания, которое, по идее, должно "превалировать" над административным. Как следует из вышеизложенного, основанием для привлечения к уголовной ответственности является факт привлечения того же лица к ответственности административной, что противоречит выработанным в теории критериям соотношения этих двух видов публичной ответственности. Более того, из соответствующей ст. 14.31 КоАП РФ, устанавливающей административную ответственность за злоупотребление доминирующим положением, поправками, входящими в состав "второго антимонопольного пакета", была исключена оговорка о том, что если злоупотребление содержит признаки уголовно наказуемого деяния, то оно не является административным нарушением. Таким образом, складывается парадоксальная ситуация, когда уголовная ответственность не только не исключает административную, но и, наоборот, последняя является основанием для привлечения к уголовной ответственности.

Вполне вероятно, что законодатель имел в виду несколько иную ситуацию: к административной ответственности за злоупотребление доминирующим положением, совершенное более двух раз в течение трех лет, следовало привлекать юридическое лицо, тогда как к уголовной ответственности за те же деяния - при условии наложения административного наказания на юридическое лицо - должен привлекаться его руководитель. Действительно, это было бы более логично и не так заметно нарушало устоявшееся в теории соотношение уголовной и административной ответственности (тогда бы это можно было называть "административной преюдицией"). Здесь остается только посетовать на несовершенство законодательной техники и ожидать разъяснений Верховного Суда РФ, которые могут прояснить ситуацию, - не самый, впрочем, желательный вариант разрешения нестыковок в законе.

Подход законодателя к антиконкурентным соглашениям (согласованным действиям) отличается гораздо большей жесткостью по сравнению с нормами о злоупотреблении доминирующим положением, а именно, однократного факта заключения (осуществления) таковых достаточно для привлечения к уголовной ответственности при условии наступления предусмотренных УК РФ последствий. При этом крайне важно отметить, что, несмотря на неоднократные заявления ФАС о том, что уголовная ответственность предназначена для борьбы именно с картельными (горизонтальными) соглашениями, из текста ст. 178 УК РФ это никоим образом не следует, т.е. исходя из ее буквального толкования заключение вертикального соглашения, повлекшее причинение крупного ущерба или извлечение дохода в крупном размере, также может привести к наступлению уголовной ответственности.

Остались неразрешенными вопросы и в другом элементе состава преступления, предусмотренного ст. 178 УК РФ, а именно: "недопущении, ограничении или устранении конкуренции". По идее, эти слова должны означать то, что по данной категории дел обязательным для доказывания является наступление указанных негативных последствий. Тем не менее, Закон о защите конкуренции применительно к отдельным видам монополистической деятельности не предусматривает обязательного установления этих последствий для квалификации определенного действия как нарушения антимонопольного законодательства. Так, благодаря, в том числе разъяснениям ФАС РФ, злоупотреблением доминирующим положением может быть признано любое действие доминирующего субъекта, если им были ущемлены интересы его контрагентов и потребителей, даже если такое поведение не оказало никакого влияния на конкуренцию. Применительно к соглашениям и согласованным действиям ч. 1 и ч. 1.2 ст. 11 Закона о защите конкуренции не предполагают установления антимонопольным органом действительного влияния на конкуренцию конкретных ограничительных условий соглашений или согласованных действий.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также:

Заработная плата как правовая категория
Оплата труда – это доля труда работников в общественном продукте, выраженная в денежной форме. Оплата труда представляет собой совокупность средств, выплаченных работникам, как состоящим, так и не состоящим в списочном составе предприятия, в денежной форме за отработанное время (выполненную работу) ...

Подготовка к предъявлению для опознания
Для решения вопроса о целесообразности проведения предъявления для опознания необходимо провести допрос лица об обстоятельствах, при которых оно наблюдало объект, предъявляемый для опознания. Отметим, что Верховный Суд РФ рассматривает упущение следователя, предварительно не допросившего лицо обо в ...

Государственная регистрация сделок с землей
Государственная регистрация прав и сделок представляет собой административный акт, обеспечивающий фиксацию соответствующих прав, определяющий момент их возникновения, но не вызывает эти права и не может рассматриваться как их основание. В целом вопросы государственной регистрации прав на недвижимое ...

Формы современного государства

Формы современного государства

Любое государство, помимо его сущности и социального назначения, характеризуется также некоторыми внешними признаками. Совокупность его внешних характеристик, определяющих порядок формирования и осуществления государственной власти, административно-территориальное устройство, и составляет форму государства (или форму организации государственной власти).

Категории

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.rcsol.ru